Сб

10

май

2014

ПОЛИТИКА МИРОВЫХ ДЕРЖАВ В ОТНОШЕНИИ ГМО

Доктор биологических наук Ирина Ермакова.

Понимаете, конечно, есть страны-производители ГМО. Это Америка (США), фактически это США, Аргентина, Бразилия, Канада, есть там, в Индии, в Китае, еще очень и очень много этих филиалов в разных других мелких странах. Что касается, например, борьбы в ГМО, китайцы, например, очень интересные. Сначала они, например, когда им присылали эти трансгенные культуры, они их перебрасывали в другие страны, а сами ели свою нетрансгенную, например, сою.

Сейчас, например, они отказались от трансгенной кукурузы и вернули ее обратно. Они сказали, что там обнаружили ген, который у них не зарегистрирован, поэтому они не хотят ее принимать. И наши как бы тоже решили пойти по этому пути – вот есть зарегистрированные линии и трансгены, есть незарегистрированные. Вот обнаруживают какой-то незарегистрированный… 

Причем как можно обнаружить зарегистрированный, если у вас не будет образца, значит нужно иметь образец на этот трансген. Но зарегистрированные-то тоже опасны. Именно мы-то проверяли как раз зарегистрированные. Они представляют огромную опасность для животных. Поэтому, видно, мы про это уже как бы знаем, а про это еще не знаем. Поэтому, раз мы это знаем, значит пускай это идет, а раз не знаем, давайте остановим.

Но, тем не менее, Китай вот пошел по такому пути. И вот он вернул эту кукурузу. И он уже 2 года, там стоят корабли с мешками этой кукурузы. Япония пошла немножко по другому пути. Она стала так обрабатывать трансгенную культуру, чтобы разрушить там ДНК. Там может быть и тепловая обработка, не знаю, там автоклавирование и т.д. Но я была у них в Японии. Говорю, понимаете, человек, наверное, может как-то себя защитить, но природу-то мы не защитим, поля-то есть, животные питаются, земля отравляется, деградирует. Поэтому, понимаете, давайте найдем способ, чтобы себя защитить – у, какие мы умные люди! А все остальное пусть гибнет. Европа, Вы сами знаете, она отказывается. Что касается Америки, например, они сначала ели эти трансгены. Такое ощущение, что Америка сначала все проверяет на собственном населении: будь то витамины для беременных, которые приводили к уродству потомков детей, будь то трансгенную культуру – отсюда у них такое ожирение и диабеты, и онкология. Но сейчас у них нет маркировок на продукты питания. И большая сеть магазинов «Органик Фуд» - это типа «Хоул Фудс». Есть даже, вот приезжаешь в аэропорт, там экологически чистые, органик и т.д. и чуть ли не на каждом шагу. Насколько они чистые и органик я не знаю, но, тем не менее, по крайней мере, там это написано. То есть, Америка, более того, в Америке, например, в прошлом году вручали премию американским врачам за то, что они доказали – в тех регионах, где есть трансгенная культура, там всплеск диабета и ожирения, в 4-5 раз больше, чем раньше было. Вот это Америка. Более того, в Америке известны случаи, когда были по указу Министерства сельского хозяйства уничтожены поля с трансгенным рисом, была запрещена трансгенная трава для газона и т.д. Они действительно что-то делают, хотя, в общем, вот как-то сами производят и сами себя вроде бы стали защищать. Что касается, например, там других стран, то такое ощущение, что они вообще не задумываются, что такое ГМО. Особенно страны бывшего Советского Союза, пожалуй, кроме Белоруссии. Она действительно что-то делает. Так же, в общем, в принципе, стала делать Украина, хотя вот когда я туда ездила, несколько лет тому назад, там очень много было трансгенных культур. Еще ко мне подошли украинцы: «Да мы сейчас эту Америку обманем». Я говорю: «Что вы обманете, у вас тут уже полстраны засеяно. У вас уже полстраны, считайте, больной». У нас была получше ситуация. Почему? Потому что у нас было запрещено выращивать ГМО-культуры. Экологическая комиссия не пропустила трансгенную культуру и было запрещено их выращивать, но, тем не менее, продукты с ГМО-компонентами поступали в нашу страну, и поэтому опять-таки, куда они шли в большом количестве, там и было основное, и заболевали люди, и умирали.

В общем, конечно, странная ситуация и страшная ситуация. Вообще ГМО даже сами биотехнологи сравнивают с пожаром. И вот представьте здание, охваченное пламенем. И вот, допустим, квартира – это страна. Если брать Китай, то Китай начинает подбрасывать дрова в соседнюю комнату, то есть, отсылает трансгены в другие страны, что вот у меня пусть не горит, а там пусть горит. Хотя это понятно, что огонь рано или поздно к нему придет. Япония как бы себя обкладывает, условно говоря, железными металлическими листами, чтобы как бы пожар не проник в их комнату. Но если здание все горит, то все погибнут. Россия просто ничего не делает: ни себя не защищает, ни другие страны не защищает. И охваченное пламенем здание, оно рухнет. В планете, в которой очень много трансгенной культуры, разрушится биосфера и тогда какая речь там об экономике, каких-то спортивных мероприятиях, если населения не будет, если население будет вымирать, если через 20 лет у нас вообще не будет нормальных детей. Или они будут очень больные или просто они не появятся на свет. Какой смысл тогда всей вот этой деятельности, которая сейчас существует?

Мы, возможно, чуть ли не единственная страна, которая все-таки может хоть как-то сопротивляться. Мы большие, мы талантливые, мы в какой-то степени независимые, и мы можем сказать нет трансгенам. Европа не испугалась, чего Россия боится? Почему она боится? Понимаете, я понимаю, там, в Конституции, как вот Федоров Евгений Алексеевич говорит, что у нас приоритет международного права, мы вступили в ВТО, и у нас это новая головная боль после вступления в ВТО. И попробуй там введи маркировку и сделай проверку – там нарушение торговых соглашений и т.д. И я считаю, это была большая ошибка – вступление в ВТО, потому что нас просто по рукам и ногам связали и, как говорится, в рот кляп засунули. То есть, говорить нельзя, делать ничего нельзя. Здесь как мы вырвемся из этой ситуации, я не знаю. К счастью, например, все-таки Госдума рассматривает такой проект «О полном запрете ГМО», правда, я не знаю, как они вообще смогут это сделать, надеюсь, что они смогут это сделать. Но, тем не менее, все равно мы не решаем проблему безопасности. Потому что, как я уже говорила, что мы их выявить, определить толком не можем. Летом Путин говорит о контроле за ГМО, в сентябре Медведев подписывает Постановление о том, что можно высаживать ГМО-линии и можно использовать в продуктах питания. К счастью, сейчас все-таки Госдума рассматривает проект о запрете ГМО. Потому что мы, конечно, подняли шум, стали собирать подписи, мы давно собираем подписи «Объявить Россию свободной от ГМО», не дают нам вообще собирать эти подписи, я сразу могу сказать. Против этого Постановления мы собрали сейчас более 80 тысяч голосов. Сейчас вот за «Россию, свободную от ГМО» люди каждый день голосуют по 200-300 человек в день, идет очень активное голосование против ГМО и за то, чтобы Россия была страной, свободной от ГМО. И, слава Богу, что сейчас хоть какие-то законы принимаются. Но опять-таки будет ли контроль за выполнением этого закона? Будет ли возможность определять эти ГМ-культуры, что можно ли их выявлять или нельзя? Потому что мы отстали. Но мы отстали почему? Потому что мы все время ориентируемся на другие страны: а вот как там сделали, а вот, что они сделали? А вот мы сейчас повторим. У нас огромное количество талантливых ученых. У нас очень много денег в стране благодаря нефти. Ну, вложитесь вы в науку, вложитесь в это направление.


Подпишитесь на НОВОСТИ и получайте эксклюзивную информацию о самых последних исследованиях по противостоянию раку. Информация доступна только подписчикам.

Еще интересные статьи

Яндекс.Метрика

Оставить комментарий

Комментарии: 0